Получение информированного добровольного согласия пациента на медицинское вмешательство

В Государственную Думу Российской Федерации внесен проект федерального закона «О внесении изменений в статью 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Проект федерального закона «О внесении изменений в статью 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» разработан для устранения правовой неопределенности, возникающей при получении информированного добровольного согласия (далее – ИДС) пациента на медицинское вмешательство в рамках оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи вне медицинской организации.

Согласно статье 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 323), необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача ИДС гражданином или его законным представителем на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

Как определено в статье 2 Федерального закона № 323 медицинское вмешательство – это выполняемые медицинским работником по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и/или медицинских манипуляций. Таким образом, любое действие медицинского работника, оказывающего «скорую медицинскую помощь» по отношению к пациенту, можно считать медицинским  вмешательством (опрос, осмотр, манипуляция, инъекция), а значит на любое такое действие необходимо получение ИДС.

В соответствии с пунктом 9 статьи 20 Федерального закона № 323, допускается медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю. Однако проблема в том, что законодательством четко не определено, какие случаи и состояния считать угрозой, а какие нет. Не описаны заболевания, патологические состояния, признаки, свидетельствующие именно об угрозе жизни. Не обозначен механизм определения угрозы. Кроме того, состояние больного может не быть угрозой для жизни в конкретную минуту, но неоказание помощи приведет в последующем к угрожающему жизни состоянию. Например, при задержке с оказанием неотложной медицинской помощи при гипертоническом кризе (угроза здоровью) возможно осложнение геморрагическим инсультом (угроза жизни) в течение нескольких минут.

В условиях оказания «скорой медицинской помощи» определить способность пациента понимать и осознавать значение своих действий (согласие либо отказ от медицинского вмешательства) бывает крайне затруднительно ввиду ряда особенностей оказания скорой медицинской помощи:

– работа с гражданами, находящимися в состоянии психологического стресса, когда человек не способен адекватно оценивать тяжесть своего состояния и угрозу жизни, либо состояние пациента исключает возможность общения с ним и, соответственно, исключает возможность получения
какой-либо информации (перелом челюсти, перелом кисти и т.п.);

– отсутствие на месте оказания медицинской помощи законного представителя несовершеннолетнего пациента;

 – массовые дорожно-транспортные происшествия и чрезвычайные происшествия до момента объявления режима чрезвычайной ситуации;

– ограниченное время контакта с пациентом в условиях оказания скорой медицинской помощи.

В случае принятия законопроекта, у медицинских работников скорой медицинской помощи появляется возможность оказать помощь незамедлительно и своевременно. Законопроект устраняет сложившиеся
к настоящему времени противоречия между нормативными правовыми актами в этой сфере, в частности, со статьей 124 Уголовного кодекса Российской Федерации о неоказании помощи больному.

При этом отказ гражданина от медицинского вмешательства должен быть оформлен в соответствии с пунктом 8 статьи 20 Федерального закона № 323.

Пункт 1 части 10 статьи 20 Федерального закона № 323 предусматривает, что решение о медицинском вмешательстве без согласия гражданина в связи с его неспособностью выразить свою волю принимается консилиумом врачей, а в случае, если собрать консилиум невозможно, – непосредственно лечащим (дежурным) врачом с внесением такого решения в медицинскую документацию пациента и последующим уведомлением должностных лиц медицинской организации (руководителя медицинской организации или руководителя отделения медицинской организации).

В условиях оказания скорой медицинской помощи вне медицинской организации собрать консилиум невозможно. Кроме того, в законодательстве не определено, кто из медицинских работников, прибывших на место вызова в составе бригады скорой медицинской помощи и равнозначных по полномочиям, должен принимать решение о медицинском вмешательстве.

Законопроектом предлагается устранить данный пробел и включить в перечень лиц, принимающих решение о медицинском вмешательстве без согласия гражданина в связи с его неспособностью выразить свою волю,  медицинского работника выездной бригады скорой медицинской помощи, назначенного старшим, при оказании скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи вне медицинской организации.

Принятие законопроекта ускорит получение гражданами своевременной и качественной медицинской помощи и позволит обеспечить правовую защищенность медицинского работника выездной бригады скорой медицинской помощи

[leyka_bar campaign_id=1734]

Проект реализуется при поддержке гранта Фонда Президентских грантов, Гранта Фонда Потанина, ГБУ Дом общественных организаций г. Москвы

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.